Запись дебютного альбома группы Juna

Вход/Регистрация Войти

Запись дебютного альбома группы Juna

Многообещающий музыкальный коллектив Juna из Казани собирает средства на дебютный альбом

А

Ания

Группа Juna готовится записать свой первый альбом. Для качественной записи музыкальному коллективу, который нельзя назвать иначе, как мини-оркестр, необходима помощь. Поэтому музыкальный коллектив принял решение обратиться с просьбой к своим поклонникам и всем, кому важно развитие отечественной, в частности, татарской музыки, разместив свой проект на платформе "Карта инициатив". Поучаствовать в создании нового альбома можно посредством отправки любой суммы.

Смета

Предзапись подготовка 4,600 руб.
Аренда студии для записи вокала, инструментов 44,000 руб.
Аренда студии для записи ударных 36,000 руб.
Оплата за запись барабанов 12,000 руб.
Сведение 16,000 руб.
Мастеринг 8,000 руб.
Изготовление дисков 31,000 руб.
Доставка дисков 1,800 руб.
Налогооблажение 7,920 руб.
Расходы на организацию сбора денежных средств 6,900 руб.

Блог

От дебютного сольного концерта к дебютному альбому

Три недели назад прошёл первый полноценный сольный концерт молодой казанской группы Juna. 12 ноября ребята благодаря помощи со стороны проекта «Битва креативных менеджеров» провели мероприятие, концепция которого была определена как арт-вечеринка в поддержку дебютного альбома. Однако уже совсем скоро у музыкального коллектива новые выступления, формат которых будет для многих любителей независимой татарской музыки необычным. Но обо всём по порядку.

12 ноября группаJuna, которая собирает средства на дебютный альбом на площадке «Карта инициатив», провела так называемую арт-вечеринку в поддержку этой самой пластинки. Концепция воскресного вечера была выстроена весьма интересным образом и включала в себя не только непосредственное выступление музыкантов. Перед сетом артистов посетители смогли поучаствовать в конкурсах, специальном аукционе,  послушать песни из татарской эстрады советского периода, которые ставили Татар Винил Ширкәте (Радиф Кашапов, Ильяс Гафаров). Свои произведения также представила татарская поэтесса Луиза Янсуар.

Вишенкой на большом пироге творческой активности стало выступление «виновников» торжества – группы Juna.

- Арт-вечеринка стала фактически первым сольным концертом для группы, поэтому, с чисто психологической точки зрения, всё это накладывало отпечаток на состояние перед выступлением, - рассказывает участница музыкального коллектива Ания Файзрахманова. - К тому же сложность составила необходимость организовать концерт в ограниченные сроки – на организацию и профессиональную подготовку к мероприятию была всего лишь одна неделя. Концерт проходил при поддержке проекта «Битва креативных менеджеров». Rоманда com1 и наш коллектив ежедневно работали над мероприятием.

Во время Арт-вечеринки были презентованы песня на стихи Роберта Ахмеджанова «Әйтерсен», композиции «Тәхетле көне» на стихи Эльмиры Шарифуллиной и «Озату» на стихи Азата Миргаязова.

Как отметила вокалистка группы Ания Файзрахманова, аудитория, которая пришла на концерт, оставила самое приятное впечатление на музыкантов.

- Мы никак не ожидали, что зал будет полным. В ходе концерта не вполне отдавали себе отчет, что все эти люди пришли послушать именно нас, - отмечает участница музыкального коллектива.

Впереди у группы новые выступления. 12 декабря Juna сыграет в Казанской Ратуше на церемонии награждения «50 самых знаменитых людей Казани» по итогам 2017 года. Этот конкурс проводит портал Собака.ру (кстати, предлагаем проголосовать за самих музыкантов, которые участвуют в номинации «Музыка»). На 22 декабря запланировано выступление в Большом концертном зале с песней «Иртә». Она будет исполнена вместе с Государственным камерным хором Республики Татарстан и камерным оркестром Молодёжного театра на Булаке. По признанию самих музыкантов, это мероприятие представляет для них большую важность, а потому сейчас идёт активная подготовка к нему.

К тому же на подходе новый сингл Juna, который станет своеобразным превью к долгожданному альбому. В настоящий момент песня «Яшел күзле» на стихи друга группы, поэтессы Луизы Янсуар находится на стадии сведения. 

Фотографии взяты со страницы сообщества группы Juna в социальной сети Вконтакте

Читать далее

Juna представила две новые песни на презентации альбома Радифа Кашапова

24 сентября в баре «Соль» прошла презентация нового альбома Радифа Кашапова «Өмет станциясе». Концерт своим сетом открывала группа Juna.

Ребята отыграли зарекомендовавшие себя и любимые аудиторией песни – Galemner, Irte, Урман кызы и другие. Также музыканты порадовали публику новыми произведениями на стихи Эльмиры Шарифуллиной и Азата Миргаязова– «Тәхетле көне» и «Озату» соответственно. Весь сет Juna занял около 20 минут.

Аудитория, которая пришла на концерт, не постеснялась спросить у музыкального коллектива, когда на свет наконец появится дебютный альбом, на который объявлен сбор средств на площадке «Карта инициатив». По словам участников группы, которая присутствовала на концерте всем своим солидным составом в 6 человек, работа над новыми песнями, которые войдут в пластинку, ведётся практически постоянно. По мере их готовности быть исполненными вживую они будут представлены на суд широкой публики, заверили ребята. 

Следующее выступление группы Juna пройдёт 14 октября в 22:00 в эфире передачи «Казан кайный» на радиостанции «Болгар радиосы». Рекомендуем настроиться в этот вечер на волну 91,5 FM либо следить за трансляцией на сайте «Болгар радиосы». 

Читать далее

Диалог: зря вы не пришли

Спустя более чем неделю, когда немного улеглись эмоции, пришло время как-то подытожить происходившее 3 сентября событие – первый для Казани шоукейс (фестиваль-смотрины представителей альтернативной музыкальной сцены города) под названием «Диалог».

Несмотря на сильный ливень прямо перед концертом, 3 сентября в Jam-баре было по-настоящему жарко. Организаторами мероприятия выступили ребята из продюсерского объединения creeptone media, и они сумели сделать по-действительно классное событие. Формат - в течение семи часов подряд на трех сценах свои сеты отыграли более 20 инди-коллективов и диджеев!

Среди участников можно было послушать Ваню Лимба, Гену Стечкина, Djinn City, ioch, MITYA, YaineYa, и многих других музыкантов. Со своим сетом на "живой" сцене выступила и группа Juna. По словам Александры Мустафиной, участницы музыкального коллектива, организация мероприятия была продумана хорошо. Достаточно сложное в плане организации мероприятие прошло практически без сучка и задоринки.

- Спустя неделю после событий, понимаешь, что все прошло реально круто. Отдельно хочется сказать о зрителях, которые смогли прийти на шоукейс, проходящий в ночь с воскресенья на понедельник. При этом за час до выступления прошел жуткий ливень, и я думала, что на концерт мало кто доберется. Но люди пришли, в том числе те, кто слышал нас в первый раз. Пара человек ради нашего сета приехала из других городов, что было очень неожиданно и приятно. Зрители встретили нас, как и других музыкантов, очень тепло. Вкупе с хорошим звуком всё это создавало очень классную атмосферу, - рассказывает участница Juna.

Сама группа впервые выступила со скрипкой, добавив при этом в свой сет неожиданное звучание.

- Я надеюсь, такие мероприятия будут повторятся. Мне кажется, Казань готова к такому формату и мы были рады стать частью такого события. "Диалог" состоялся, всем, кто хотел "высказаться ", это получилось сделать.

(Все фотографии материала взяты с сайта Include)

Читать далее

Шоукейс "Диалог": кто все эти люди?

Казани пора привыкать к новым форматам культурной жизни и выходить из статуса беспросветной провинции, которая только и может что следить за происходящими в более «продвинутых» Москве или Санкт-Петербурге процессами. К счастью, в последние несколько лет ситуация стремительно меняется, порождая вниманию публики не только новых культурных деятелей, но и не известные до этого форматы мероприятий.

Так, 3 сентября в Казани пройдёт большая тусовка альтернативной музыкальной сцены, получившая название шоукейс «Диалог». Организатором первого в истории смотра казанских представителей разных направлений музыкальной сцены выступило продюсерское объединение creeptone media. Яростные противники использования англицизмов будут в очередной раз плеваться от нового - непонятного для себя - слова, но всё-таки для большой презентации новых музыкантов широкой публике такое определение подходит как нельзя кстати. Европейские шоукейсы – это не только выступление в течение какого-то, иногда весьма продолжительного по меркам обычных фестивалей, времени музыкантов, но и разнообразные пресс-конференции и оживлённые дискуссии. До недавнего времени единственным мероприятием такого формата на всём пространстве бывшего Советского Союз был эстонский Tallinn Music Week. Теперь шоукейсы проводятся во Владивостоке, Москве, Санкт-Петербурге.

С небольшим опозданием формат шоукейса добрался и до Казани. Посетителей Jam Bar’а, где пройдёт фестиваль начинающих музыкантов, ожидают на трёх площадках целых 25 коллективов, представляющих более полусотни музыкальных жанров. В течение 7 часов они будут беспощадно зажигать, топить и снова зажигать, пока силы окончательно не иссякнут, а последние наиболее ядрёные зрители не вспомнят, что на дворе понедельник и до начала рабочей недели осталось совсем ничего.

Здесь же представим небольшую подборку исполнителей, которые могли бы вызвать интерес у всех, кому интересна музыкальная жизнь Казани.

MITYA. Вирусные ролики казанского мульти-инструменталиста, продюсера, получившего международное призвание как битбоксер, набирают десятки миллионов просмотров. Побывав на крупных спортивных соревнованиях в качестве приглашённого музыканта (Олимпийские игры в Ванкувере, Универсиада-2011), став участником известных международных конференций, типа Ableton Loop, Ted Talks, PopTech, Митя Бурмистров успел выпустить три альбома. Короче, всё круто, остаётся только порадоваться, что татарстанская земля носит на себе такие таланты. Афэрин!


YaineYa. Если не знаете, что такое мат-рок, то вам 3 сентября надо идти в Jam Bar. Казанская группа, имеющая 11 релизов за более чем 5 лет своего существования, «подчиняет хаос и создаёт красивые гармонии». Надо однозначно послушать.


Trip Wheels. Само название коллектива говорит о том, что их музыка создана для путешествий, наполненных разнообразными внутренними переживаниями и чувствами. Сочетая в своих произведениях разные направления (а тут есть место джазу, эмбиенту, r’n’b и року), группа, существующая с 2012 года, не оставляет никого равнодушным.   


Djinn City. «Парочка простых и молодых ребят» в лице Айдара Хуснутдинова, отвечающего за электронику, и Тимура Митронина, имеющего нехилое консерваторское образование и играющего на гитаре, в этом году представила свой дебютный альбом – Slow. Прослушав его, мы не нашли в нём чего бы то ни было, что точно указывало бы на казанскую прописку группы, – альбом представляет собой смешение поп-музыки 1980-х, фанка и электроники. Но ребята решили на этом не останавливаться и вот уже готовят новый релиз, вдохновленный народными татарскими мотивами, которые попали в руки музыкантов в ходе поездок по глубинке республики. Все наработки в этом направлении, равно как и альбом Slow, созданный при активном участии легендарного продюсера Майкла Джеймса, можно услышать на шоукейсе «Диалог».


Juna. Музыкальный коллектив, решивший для выпуска своего дебютного альбома, попробовать краудфандинг, исполнит уже полюбившиеся публике песни из своего EP Urman. Помочь группе в создании пластинки и стать частью многообещающего коллектива можно у нас на сайте. А чтобы самим удостовериться, что деньги не будут выброшены на ветер, предлагаем 3 сентября сходить на шоукейс. 



Читать далее

С кем сравнивают группу Juna?

Восприятие человека устроено таким образом, что нам всегда легче принимать решения по какому-либо поводу на основе уже имеющегося опыта. Приятные либо наоборот воспоминания, ассоциации часто выступают в качестве причины для похода в кинотеатр или покупки чего бы то ни было. На примере музыки этот механизм работает практически всегда безотказно. Когда появляется новый исполнитель, люди волей-неволей пытаются отыскать в памяти что-то подобное.

Группа Juna не стала исключением. Музыкальные критики, равно как и простые любители музыки, начали находить в произведениях молодого коллектива элементы, напоминающие им о более именитых предшественниках и современниках. Здесь перечислим некоторых музыкантов, с которыми Juna удостоилась получить сравнение.

Regina Spektor. Американка, родившаяся в Советском Союзе, пожалуй, не нуждается в представлениях. Автор множества хитов, которые можно встретить в качестве саундтрека в разного рода фильмах и музыкального сопровождения в рекламных роликах.


Kings of Convenience. Норвежский инди-проект, состоящий всего из двух человек, творит с незначительными перерывами с 1999 года. Их музыка отличается удивительной гармонией фортепиано, скрипки и акустической гитары. Вкупе с приятным и тихим вокалом песни отдают подлинным скандинавским спокойствием.


Birdy. 21-летняя британская исполнительница собственных песен Жасмин ван ден Богард, известная под сценическим именем, Birdy, несмотря на свой молодой возраст, отличается известностью на музыкальном поприще уже почти 10 лет. О ней впервые заговорили в 2008 году, когда маленькая Жасмин стала победительницей престижного конкурса для юных талантов Open Mic UK. В 2011 году появился дебютный альбом, после чего вышли ещё три студийных пластинки с очень милыми песнями.

The Decemberists. Американская бригада, впервые заявившая о себе в 2001 году, часто обращается к истории (название – отсылка к Декабристскому восстанию 1835 года) и фольклору (например, японским сказкам), используя при этом не характерные для рок-сцены США инструменты – аккордеоны, орган Хаммонда, виолончель, гармонь. Клипы у группы также получаются весьма своеобразные.

Mum. Исландская группа творит с 1997 года, являясь для иностранных меломанов главным олицетворением музыкальной Исландии наряду с Sigur Ros и Bjork. Музыка группы отличается мягким вокалом, использованием традиционных музыкальных инструментов и глитча (экспериментальная музыка, выстроенная из семплов, которые имитируют шум аппаратного сбоя, программные ошибки и искажения). 

Ifwe. Группа из Санкт-Петербурга, созданная братьями Александром и Михаилом Плетнёвыми, выпустила свою первую песню в шесть лет назад. Мелодичная минималистичная музыка выходцев из Череповца отсылает к детству, пробуждая тёплые воспоминания о беззаботной жизни, когда чувство счастья достигалось очень легко.

The Cranberries. Ирландская группа, которая начала свой путь ещё в конце 1980-х годов, звучит, конечно, в разы тяжелее Juna, но схожесть голосов вокалистов двух музыкальных коллективов порой просто поражает.

Джоанна Ньюсом. Американская арфистка, исполняющая свои собственные песни, обладает удивительным голосом, который часто путают с детским пением, что, в свою очередь, не нравится самой певице. Её музыку часто характеризуют как психоделический фолк, хотя сама Джоанна Ньюсом подчёркивает, что её творчество нельзя включить в узкие жанровые рамки.


Земфира. Песня «Galemner» из второй части ЕР «Urman» группы Juna напоминает по звучанию альбом «Спасибо» главной российской певицы.  


Radiohead.  Заканчивать статью следует великими. Поэтому здесь мы оставим клип на песню «No surprises». 

Группа Juna сделала на неё симпатичный кавер.


Читать далее

Почему поп-музыка так популярна?

В ходе написания этого текста автор прослушал много англо-, русско- и татароязычной музыки, которую принято величать попсой. Ничего примечательного не произошло, все остались при своих.  

Для начала добавим воды и банальщины

Музыка как культурное явление отличаются разнообразием, однако самым массовым направлением является говорящая за себя собственным названием популярная музыка. Она, в свою очередь, состоит из множества жанров, любители которых часто совершенно не признают предпочтения представителей иного лагеря (например, поклонники рок-музыки могут с пренебрежением отзываться о хип-хопе и наоборот).

Популярную музыку не следует путать с поп-музыкой, которую зачастую пренебрежительно именуют «попсой». Хотя и в отношении последнего термина есть масса пересудов. Он часто выступает в качестве ярлыка, который должен показать второсортность и непрофессиональный характер творчества какого-то артиста или целого направления в музыке. Однако стоит всё же признать, что использование слова «попса» говорит в большей степени не об объекте, по отношению к которому он произносится, а, скорее, о самом человеке, кто высказывает такое суждение, его музыкальных антипатиях и предпочтениях.  

В Советском Союзе поп-музыка, которая именовалась тогда эстрадной, ассоциируется с именами Аллы Пугачёвой, Софии Ротару, группы «Земляне». Под самый закат СССР появились «Ласковый май», «Мираж», Сергей Минаев. В 1990-е годы зажигали «Руки вверх», «Отпетые мошенники», Филипп Киркоров. Дима Билан победил на «Евровидении» в 2008 году. Настоящим героем 2010-х стал Сергей Шнуров со своей питерской группировкой. В Татарстане музыкальная индустрия пошла своим путём, который на самом деле не следует повторять кому-либо ещё. «Монлы» Салават и Элвин «Аллаh сакласын» Грей – это только вершина айсберга. Но сейчас не об этом. Ключевой вопрос, ответ на который нужно найти нам всем, – почему поп-музыка столь популярна? Что отличает настоящие эстрадные хиты?

Источник: http://www.sobaka.ru/kzn/city/...

В голове моей замкнуло…

Ответить на него пытались многие. В целом, можно выделить три направления, в рамках которых изучался феномен поп-музыки – социологический, психологический и текстовый. Для выстраивания полной картины мы представим результаты, выведенные всеми этими подходами, потому как они никоим образом не противоречат, а, скорее, даже дополняют друг друга.

В рамках первого подхода будет настоящим преступлением, если окажется неупомянутой имя Теодора Адорно. Этот социолог обратил внимание на феномен так называемой «лёгкой» музыки, которая в отличие от «серьёзной», требующей сосредоточенного внимания, направлена на релаксацию человека, его развлечение. Индустрия поп-музыки предоставляет потребителям товар, который предельно стандартизирован и в отношении которого неприменимы такие оценки, как «низкосортный», «высокого качества» и так далее. Такую музыку можно оценивать только по шкале популярности. Этот критерий, в свою очередь, отличается своеобразной «несправедливостью», когда весь куш срывает какой-то один исполнитель, тогда как армия других музыкантов вынуждена оказаться в забвении, даже если их произведения являются, с чисто музыкальной точки зрения, шедеврами. Последний процесс хорошо описан автором теории о «чёрных лебедях» Нассимом Талебом. Важно также заметить, что выход на передний план поп-музыки сопровождается регрессом слуха человека, когда он попросту оказывается неспособным воспринимать богатые внутренним содержанием композиции. Это также подстёгивает музыкантов не выходить за рамки устоявшихся стереотипов и стандартов. В итоге получается своеобразный замкнутый круг. 

С начала 1960-х годов содержание текстов песен стало «более грязным». Так, например, в проанализированных текстах поп-музыки до конца 1980-х годов слово «марихуана» практически не встречалось, за исключением эпизодического появления в начале 1970-х. Такая же картина характерна для слова «секс». Включение в текст песен «тела» (body) идёт по нарастающей с 1970-х годов. Интересно, что употребление слова «счастливый» в музыкальных композициях идёт на спад в течение всего анализируемого периода.

Согласно исследованиям, в которых анализируются психологические особенности восприятия музыки, части мозга, ответственные за эмоции, в особенности, система внутреннего подкрепления, более активно реагируют на ту музыку, которая уже знакома нам, чем на новые звуки, даже если последние лучше соотносятся с нашими музыкальными предпочтениями. В этом нет ничего удивительного, потому как человеку всегда проще и удобнее взаимодействовать с тем, что ему знакомо. Повторение приглашает слушателя включиться в музыку в качестве активного участника. Не потребуется много времени на то, чтобы человек стал постукивать пальцами в такт понравившейся части песни. 


Повторение играет важную роль сразу по двум причинам. Во-первых, оно выступает в качестве характерной черты музыки как таковой. Больше всего это проявляется как раз в случае поп-музыки. Во-вторых, именно с этим жанром мы сталкиваемся чаще всего. Нам кажется, что мы слышим какую-то песню везде, потому что она очень популярна. Однако на самом деле песня становится популярной ввиду её воспроизведения в самых разных местах.

Эта привязка к контексту имеет важное значение, ведь чем чаще звучит какая-то цепляющая музыка, тем выше шансы у неё ассоциироваться с положительным для человека контекстом. Например, посещение в компании весёлых друзей торгового центра, где громко играет очередная песня Тимати или Леди Гага, скорее всего приведёт к ассоциированию подобной музыки с чем-то хорошим и близким.

Просто добавь ещё воды

Третьим направлением исследования феномена поп-музыки является рассмотрение его содержания. Можно встретить несколько исследований, в рамках которых проводится анализ текста песен на предмет уникальности используемых слов. Художник и исследователь Николай Ламм (Niclolay Lamm) в рамках своего проекта под названием «Money, Love and Sex» выявил следующую любопытную особенность. Оказалось, что с начала 1960-х годов содержание текстов песен стало «более грязным». Так, например, в проанализированных текстах поп-музыки до конца 1980-х годов слово «марихуана» практически не встречалось, за исключением эпизодического появления в начале 1970-х. Такая же картина характерна для слова «секс». Включение в текст песен «тела» (body) идёт по нарастающей с 1970-х годов. Интересно, что употребление слова «счастливый» в музыкальных композициях идёт на спад в течение всего анализируемого периода.

Уильям Бриггс решил рассмотреть вопросу с несколько иного ракурса. Исследователь справедливо утверждает, что малое количество уникальных слов ещё не говорит о низком качестве произведения. Если слова используются, собственно, не как слова, а для того, чтобы подстроить свой голос под какой-то редкий инструмент, то песня от этого только выигрывает. В целом, автор заключает, что чем меньше повторяются слова в песне, тем она лучше или, как минимум, интереснее. Это означает, что в песне повествуется какая-то история со своим началом и концом.

График 1. Доля уникальных слов в песнях

График 1 показывает, что текст топовых песен в жанре популярной музыки всё больше повторяется. По мнению Бриггса, она становится в связи с этим хуже, ведь общее количество слов песен идёт вверх. Показателен в этой связи график 2. При этом, как утверждает исследователь, текст песен становится всё более вульгарным. К аналогичному выводу, что и Уильям Бриггс, пришёл Мэтт Риттер, который создал специальный код для анализа 40 наиболее популярных песен за каждый год с 1950 года. Результат тот же – слов в песнях становится больше, их уникальность падает из-за используемых повторов.

График 2. Количество слов в текстах песен

Продукция Кристиана Лубутена

Такова ситуация за бугром. А что в России? Не будем заморачиваться по поводу методологии нашего микро-исследования. Вместо этого бегло пройдёмся по тексту наиболее показательных песен. Взглянем на самые популярные русскоязычные песни 2016 года. Обратимся к рейтингу «Рустоп», который составляется на основе статистики самых популярных музыкальных сервисов: Вконтакте, iTunes, Яндекс.Музыка, Google Play. Для попадания в чарт песне необходимо быть в десятке одной из этих платформ. Чем больше попаданий, тем больше баллов. В итоговый список самых популярных за год песен попадают композиции, набравшие наибольшее количество зачётных очков. Рейтинг составляется таким образом, что за первенство в популярности соревнуются не только русскоязычные исполнители, но и зарубежные музыканты.


Чтобы ваша песня точно была в тренде современной поп-музыки, её текст должен содержать больше слов. Правда, лучше всего использовать бессмысленные и нецензурные. Важно, чтобы они повторялись как можно чаще, таким образом можно будет увеличить количество слов. Ну, и классика – побольше полуобнажённых барышень

Больше всего жители страны в 2016 году слушали следующие песни: Alekseev — «Пьяное Солнце», Ленинград — «Экспонат», Лобода — «Твои глаза», Мот — «Капкан», Лобода — «К черту любовь». Обратим внимание на текст «Экспоната», клип на который посмотрели более 110 миллионов раз. Особым интеллектуализмом лирика эта не отличается, если убрать имена известных художников: «Там было тёлок много», «партер, туды-сюды», «На лабутенах, нах, и в о***тельных штанах». Если рассмотреть текст хита в разрезе количества уникальных слов, то мы увидим, что их доля составляет всего 30 процентов. Всего в песне 177 слов, из которых только 53 – уникальные. Для сравнения выберем более ранние композиции, например, советской эстрады. Естественно, нецензурные слова в песнях в этот период не могли употребляться по определению. Возьмём песню, которую исполняет Алла Пугачёва – «Волшебник-недоучка». Авторство текста принадлежит Леониду Дербеневу. Общее количество слов в песне равняется 168, из которых 100 – уникальные. В итоге 60 процентов текста отличается оригинальностью. Кроме того, в песне, исполняемой Аллой Борисовной, имеется определенный сюжет, в котором, так или иначе, может найти себя поколение последних 30 – молодых людей, имеющих корочку о высшем образовании, но не способных применить на практике знания ввиду их отсутствия. Справедливости ради, стоит отметить, что и в песне Шнура есть определённый сюжет. Однако особой креативностью отличается, прежде всего, клип, который, по мнению многих влиятельных публицистов, выступает достоверным портретом России 2010-х – страны, где людьми движет стремление к комфортной жизни, порой оборачиваемое в откровенный цинизм, а не какие-то духовные скрепы и представления о мифическом «русском мире».


Какой вывод можно сделать после всего вышеизложенного? Чтобы ваша песня точно была в тренде современной поп-музыки, её текст должен содержать больше слов. Правда, лучше всего использовать бессмысленные и нецензурные. Важно, чтобы они повторялись как можно чаще, таким образом можно будет увеличить количество слов. Ну, и классика – побольше полуобнажённых барышень, как в нижеприведённом клипе.

***

Между тем, группа Juna, которая собирает средства на запуск дебютного альбома идёт совершенно иным путём. Музыканты часто прибегают к произведениям современных татарских поэтов и классиков татарской литературы. Соединение необычного звучания, вызванного разнообразием инструментов и по-настоящему красивым вокалом, вкупе с глубиной смыслов текстов придаёт песням Juna своеобразную сказочность. Слушайте правильную музыку. И поддержите кампанию по сбору средств на выпуск дебютного альбома, которую инициировала молодая музыкальная группа.

Читать далее

Доводилось слышать, что слушают нас именно из-за интересного акцента

Впечатляющая история группы, которая в течение одного года сумела распрощаться со статусом «студенческой», удостоившись похвалы от лидера именитого британского коллектива Metronomy, и стать не только открытием, но и олицетворением современной татарской альтернативной музыки.

Группа Juna, как и любой другой начинающий музыкальный коллектив, сыгрывалась на  кавер-версиях иностранных песен, что связано с любовью музыкантов к британской и, в целом, англоязычной музыке. В течение нескольких лет группа играла на университетских фестивалях, обивала пороги казанских кафе, в её составе появлялись и исчезали музыканты. Сейчас от первоначального состава группы, собранного вокалисткой Анией Файзрахмановой для участия в университетском фестивале английской песни, кроме неё самой, никого не осталось. Закономерно изменилась сама Juna. Группа попала на телевидение, выступает с живыми концертами на радио, релиз её песен и клипов становится событием для СМИ.  Успел коллектив удостоиться похвалы от Джозефа Маунта – лидера Metronomy. Он охарактеризовал кавер на песню Upsetter очень высоко: «Я пришлю это видео каждому участнику группы. Мы должны быть такими же, потому что это здорово. Нет, я на полном серьёзе. Они очень хороши! Я под впечатлением, мне очень нравится это смотреть! Это лучшая вещь, которую я когда-либо видел».


– Теперь у нас в группе 6 человек. Барабанщица Катя Ростова стала принимать участие в деятельности Juna ещё в рамках очередного фестиваля английской песни КФУ. Ближе к окончанию университета в хоровой капелле мы сдружились с Сашей (Мустафиной - прим. ред.). На тот момент ситуация была такая, что в группе оставались только я и Катя. Все остальные разбрелись, у всех были свои интересы, первостепенные по отношению к музыке. После окончания университета стало больше свободного времени в плане возможности его контролировать и распределять согласно своим задачам. Мы начали больше внимания уделять музыке, – рассказывает Ания о становлении группы.

– Тогда состав группы и стал стабильным?

– Еще нет. Когда мы учились в университете, собирались один раз в год для выступления и репетировали месяц. Потом опять расходились, занимались учебой. Ближе к концу университета стали собираться почаще, а после получения диплома это стало регулярным действием. Саша привела Сергея Прокофьева. Она с ним познакомилась случайно, когда забирала у него посылку с варганом. Он старше нас практически на 10 лет, и сначала казалось, что это создаст определённые трудности, ведь вполне могло быть так, что у нас совершенно разные интересы. Но я ошибалась – Серёжа очень гармонично дополняет звук группы. Он увлекается этническими инструментами, у него очень много флейт – он делает их сам – и масса других инструментов. Нашему интересному звуку мы обязаны в том числе ему, потому что мы используем по большей части его инструменты. Нам нужен кахон – у Сергея он есть. Нам нужен джембе – у него есть огромный джембе. Нужен диджериду и уду – есть и это. С приходом Сережи звук стал более интересным и этническим. Мы стали отходить от стандартного звучания, стандартного набора – гитара, клавиши, барабан. Через год встретили Тимура (Милюкова - прим. ред.) и Ирину (Лакота - прим. ред.) – участников фолк-коллектива Random Reel. С их приходом состав полностью укомплектовался – гитара и бас-гитара сформировали целостность звука группы. Наше первое серьезное мероприятие – это фестиваль «Бикафест» в 2014 году, который проводится молодежной организацией «Сэлэт». Мы там взяли первое место, но тогда не было людей, среди которых это место можно было бы брать. Мы даже не победили, там просто не было других инструментальных групп. Нам его отдали и все. На следующий год мы там тоже выступали, тоже успешно. Но снова не было инструментальных групп. Для этих фестивалей мы готовили татарскую музыку и песню. 

Уже можно было не играть в прокуренных кафешках только потому, что нам надо где-то играть. Сначала играли везде, сыгрывались, исполняли каверы на известные песни британских групп. Теперь мы делаем свою музыку. Берем стихи татарских поэтов – наших современников (Йолдыз Миннуллина, Луиза Янсуар, Азат Миргаязов, Эльмира Шарифуллина), сочиняем музыку. Недавно сделали песню на стихотворение Габдуллы Тукая...

– Как вообще появились татарские песни?

– В 2014 году я ездила в Швейцарию. Там попросили спеть татарскую песню. Я не знала что исполнить и начала искать. Потом вспомнила, что моя подруга познакомила меня с творчеством Мубая, который произвел сильное впечатление. Остановилась на его песне «Синле елым». Сначала исполнила ее в Лозанне, потом с группой на «Бикафесте». К следующему «Бикафесту» мы подготовили более интересную песню, к которой уже сами подбирали музыку, искали слова, аранжировали. Это песня «Урман кызы» на стихи Хади Такташа. С этой же песней мы подались на фестиваль «Мин татарча сойлэшэм». Познакомились с Форумом татарской молодежи, лейблом Yummy Music. Оказалось так, что участие в этом конкурсе приравнивается к тому, что ты стучишься в двери этого лейбла. 

– Это плохо? 

– Нет. Мы даже не думали об этом, мы просто участвовали в фестивале. А потом оказались в лейбле. Вообще благодаря фестивалю мы познакомились со многими деятелями культуры – музыкантами, поэтами, танцорами, актерами, режиссерами. Это сразу расширило наши возможности. В рамках этого же фестиваля мы поехали в Альметьевск, Челны. Потом записали две песни и выпустили первую часть EP (мини-альбом). После этого нас и заметили. Лейбл стал очень лояльно к нам относиться, мы оказались в числе их резидентов. Вскоре нас пригласили на телевидение – в программу «Территория ночного вещания» на ТНВ. С тех пор наши мероприятия стали более серьезными, контакты расширились. Предложений стало больше, они стали интереснее. Уже можно было не играть в прокуренных кафешках только потому, что нам надо где-то играть. Сначала играли везде, сыгрывались, исполняли каверы на известные песни британских групп. Теперь мы делаем свою музыку. Берем стихи татарских поэтов – наших современников (Йолдыз Миннуллина, Луиза Янсуар, Азат Миргаязов, Эльмира Шарифуллина), сочиняем музыку. Недавно сделали песню на стихотворение Габдуллы Тукая. Нам стало интересно работать в этом русле. С тех пор, как подались на фестиваль «Мин татарча сойлэшэм», у нас все пошло-поехало. Мы склонились практически полностью в сторону татароязычного материала. Есть и английские песни, но больше времени уделяем татарскому материалу.


– Как другие участники относятся к этому? У вас ведь в коллективе не все знают татарский, насколько я понимаю. 

– Я и Тимур татары. Остальные ребята живут в Казани, они, естественно, тепло относятся к нашей культуре. Мы тщательно переводим тексты перед тем, как заниматься музыкой, поэтому их смысл все участники понимают. Кого-то задевает то, что мы поём с акцентом. Мне над этим нужно работать, а пока, чтобы отстали, мы говорим, что мы мишаре. Проблема восприятия акцента была на первых порах: когда мы выпустили свои татароязычные песни, кто-то был в восторге, а кто-то писал, что, типа, неплохо, но вот акцент жутко не нравится. Сейчас уже не так, может быть, акцент стал менее заметен. Но почему-то люди не очень терпимо к этому относились. Контраст особенно бросается в глаза с тем же английским: когда говоришь на английском с акцентом, никто тебя этим не попрекает. Но это проблема широты кругозора. Скорее всего, люди, которые живут на одном месте и никуда за его пределы не выезжают, склонны высказывать категорические суждения. Они не знают, что татары живут по всему миру, и у них может быть свой акцент. Недавно в рамках творческого объединения «Калеб» был поставлен спектакль под названием «Сәрләүхәсез», где раскрывалась проблематика татарского языка. Одна из героинь говорила, что хочет говорить на татарском. Это ее родной язык. Но у нее акцент, она ничего не может с этим поделать. Она собирается над этим работать, но для этого нужно разговаривать, практиковать язык. А над ней постоянно смеются. После этого у нее, естественно, отпадает любое желание. Ей некомфортно. Этот момент очень показателен. Сами же татары иногда сподвигают других закрыться и не развивать в себе навык общения на татарском языке. Многие так пафосно заявляют, что, мол, вот ты поганишь их язык. Но, справедливости ради, есть и те, кто считают наш акцент шармом. Однажды даже доводилось слышать комментарии, что слушают нас именно из-за интересного акцента.

– А есть ли особенности в восприятии вашей музыки у аудиторий из разных городов и, возможно, разных стран, учитывая, что имеется значительная диаспора татар за рубежом? 

– У нас пока не такая большая аудитория, чтобы говорить об этом. Мне кажется, на Западе люди более открытые, и не только по отношению к музыке.Но это всё же не такой сильный контраст, чтобы как-то это отдельно обозначать. А если говорить о других городах… мы выступали в Москве. Конечно, там более искушенная публика, но они нас достаточно хорошо приняли. А вот в Чебоксарах вообще был фурор. Громче и круче всего нас встречали почему-то там, хотя до этого особо нас не знали. Казанцам мы в какой-то мере известны. Встречают всегда хорошо. В Омске нас пока не знают, прислушиваются. Но круче всего, конечно, пока в Чебоксарах, поэтому мы к ним едем в июне. 

– Почему в татарской музыке так мало групп?

– Молодых студенческих групп много, но они быстро распадаются, как и появляются. У людей недостаточно мотивации что ли, желания, по приколу просто собираются, и всё. Немногие выходят из стен универа. Почему на «Бикафесте» было мало? Возможно, просто не все знают об этом фестивале. Мы сами сначала присматривались, прежде чем податься туда. Взяли на заметку, но почему-то не отправили заявку, а подались только в 2014 году. На самом деле там всё круто организовано в плане технической составляющей, и оргкомитет шикарный. Но участников, с которыми можно было бы конкурировать, почему-то нет. Хотя это республиканский конкурс.  Таких, скажем так, «зелёных» групп мало, но уже устоявшихся групп достаточно. Oscar c7c5, Зарина Вильданова, Эльнар Байназаров, Радиф Кашапов (очень самобытный, интересный музыкант), Super Tatar, ALQANAT. Про Зулю Камалову, Мубая, Радика Салимова уже все знают. Есть еще хип-хоп представители – группа «Ittifaq», Ильгиз Шайхразиев (эдакий татарский Тимберлейк), Саид Олур (челнинский заводской парень, который пишет в различных стилях электронную музыку, чем-то смахивает на Ивана Дорна). Всё, по-моему. Ну и это мы сейчас не затрагиваем академистов.

– На самом-то деле не очень много.  

–Что-то стало появляться – это уже хорошо. 

То, что делают Радиф Кашапов, Ильяс Гафаров, Табрис Яруллин с Yummy Music и Татфорумом, , творческое объединение "Калеб" – это очень круто и полезно. Они занимаются тем, что ищут новые имена, музыкантов, участников их движения. Именно то, что они предпринимают, и надо делать. Сюда входит и организация фестивалей, площадок. Что надо молодым музыкантам, которые только-только начинают? Элементарно – им надо где-то выступить.

– С какими проблемами приходится сталкиваться музыканту в Казани? 

– Если говорить о технической части, то в Казани очень мало грамотных звукорежиссеров. Мы знаем только одного. Эта проблема всегда актуальна для инструменталистов, у которых в коллективе больше трёх человек. А каждый инструмент крайне важен для создания музыкальных образов. Это надо всех подключить и выстроить по балансу. Если что-то будет выстроено не так, то можно считать, что сет запороли. Флейту не слышно – это уже беда. Или бывало так, что слышно только два инструмента, остальное слышно либо плохо, либо никак – представляете себе общий звук? Либо перегорает синтезатор во время выступления на open-air. Все это очень неприятно, дестабилизирует, выбивает из колеи. Мы теперь сами над этим задумались, хотим покупать собственное оборудование, потому что понимаем, что не каждая площадка может обеспечить наш технический райдер – у нас сложный состав. То есть это не просто поставить микрофон и настроить его. На выступлении нам нужны шесть микрофонов, в том числе довольно узкоспециализированные, многоканальный пульт, рабочие мониторы. На концерте 50 процентов успеха зависит от звукача. Если это большая площадка на открытом воздухе – то на 80 процентов.  Еще одна проблема – это общий уровень культуры восприятия. Я раньше думала, что люди слушают эстраду не просто потому, что она легко воспринимается, а потому что они не знают иной музыки. Я была уверена в том, что они просто не знают Мубая, Зулю Камалову, и стоит им только показать их, как они поймут, и у них всё внутри перевернется, как, собственно, было в свое время у нас. Однако практика показала, что это не так. 


– В Казани возможно зарабатывать на музыке? 

– В Казани на музыке можно нормально зарабатывать в формате кавер-групп. Насчет зарабатывания на своей музыке я не знаю. Можно делать платным вход на концерт, но придут ли люди, если билет будет стоить больше 300 рублей. Я не знаю, насколько это всё рентабельно. Если люди хотят только заработать, то они идут не музыку делать. 

– Как, по твоему мнению, надо развивать татарскую музыку?

– То, что делают Радиф Кашапов, Ильяс Гафаров, Табрис Яруллин с Yummy Music и Татфорумом, творческое объединение "Калеб" – это очень круто и полезно. Они занимаются тем, что ищут новые имена, музыкантов, участников их движения. Именно то, что они предпринимают, и надо делать. Сюда входит и организация фестивалей, площадок. Что надо молодым музыкантам, которые только-только начинают? Элементарно – им надо где-то выступить. Раньше мы искали кафешку любую, чтобы просто где-то сыграть. Нам, конечно, мало где отказывали: халявные музыканты – это же вообще круто. Но начинающим музыкантам нужны нормальные площадки. Ильяс Гафаров и его банда дают возможность всем, у кого есть какое-то желание, энтузиазм, выступить, например, на Баумана (во время фестиваля «Мин татарча сойлэшэм» - прим. ред.). Для начинающего музыканта это очень-очень круто. Он может показать свой материал, потом попасть на радио, со СМИ наладить контакт. Так все и начинается. Человек сам отвечает на вопрос, надо этому ему или нет. Развивается, а потом сам помогает другим так идти. 

– Как много ты тратишь времени на музыку? 

– Большую часть свободного времени. Оно, так или иначе, связано с этим.  

– Как происходит создание песен в таком большом коллективе? 

– Обычно либо я, либо Тимур, либо Саша приносим песню, и мы вместе её дорабатываем, аранжируем. Проблема – это найти компромисс.

– А ты воспринимаешь себя как профессиональный музыкант? 

– Нет.

– А как тогда? 

– Интенция к музыканту. Я же не заканчивала консерваторию или еще какое-то учебное заведение. Но, с другой стороны, я и любителем не могу себя воспринимать, так как трачу на музыку большую часть своего времени, денег, сил и так далее. На самом деле я не люблю эти вопросы с определениями. Типа, определите жанр вашей музыки. Приходится писать «инди-фолк». Но я с этим не согласна. Это неправильно – загонять себя в такие рамки. 


– Насколько мешает прослушивание музыки во время ее сочинения? 

– Я знаю некоторых музыкантов, которые вообще не слушают музыку, чтобы держать чистым разум. В памяти ведь это всё всплывает. Лично для меня – чем больше слушаешь, тем больше развиваешься, тем больше идей. Все новое – это компоновка чего-то старого. Постмодернизм, как-никак. Многие решения принимаются на основе референсов. Ты слышишь что-то и понимаешь, что это куда-то подойдет. Часто песни пишутся на одном риффе. Гитарист придумал рифф, либо кто-то другой придумал свою партию, и вокруг неё всё крутится. Вся фишка, оригинальность в этом. Мне кажется, что чем больше слушаешь, тем больше у тебя бэкграунд. У Тимура и Ирины, например, внушительный музыкальный опыт. Это здорово толкнуло группу вперед. 

– Согласование музыкальных интересов в рамках такого большого коллектива – это долго? 

– Долго, может быть, несколько месяцев. Нужно же еще учитывать, что мы все работаем. У нас нет возможности закрываться в студии. У нас и студии-то нет. Мы собираемся, согласовываем, пишем демо-версию. Там уже понятно становится, как соблюсти баланс инструментов, где что добавить. А потом уже чистовая запись. Чистовая запись – это как рисовать. Или, как говорила Земфира, собирать конструктор: ты собираешь песню из партий, доводишь до ума в процессе. Есть определенная картинка, которую ты хочешь выразить, но проблема в том, что у всех эта картинка разная. Приходится либо переубеждать кого-то, либо идти на компромисс. Пытаешься с помощью инструментов как-то выразить картинку, эмоциональное состояние, чтобы был элемент какого-то волшебства. 

– Что оказывает на ваше нынешнее творчество больше всего влияния? 

– Сейчас уже никто не влияет. У каждого из нас есть свои предпочтения, которые влияют конкретно на него. Нас 6 человек, у всех свои вкусы. Басистка Ирина любит джаз, фьюжн. Саша и Сергей слушают этнику, фолк. На них это очень сильно влияет. Гитарист Тимур слушает ирландскую, кельтскую музыку. На него это сильно влияет. Это все создает такую смесь. В Juna есть определенная смесь. 

– Есть коллектив, на который пытаетесь равняться? 

– Нет, конечно. Зачем на кого-то равняться? Мы сами себя исследуем. Нет групп, которые делают по-настоящему классную музыку, но при этом равняются на кого-то. Это кавер-группы могут на кого-то равняться, косить, потому что за это им заплатят деньги. 

– То есть похвала со стороны Metronomy – это было, и забыли, пошли дальше?

– Но мы на них не равняемся. И свою версию их песни сделали по-своему. С одной стороны, это надо забыть, чтобы идти дальше, с другой – именно это позволило нам определенным образом расширить аудиторию. Причем не только количественно, но и качественно. Мы получили обратную связь от людей, которые, например, вообще не в курсе, кто такие татары. Если бы не эта удача с Metronomy, они бы вряд ли сами вышли на нашу музыку. Поэтому мы не можем пренебрегать в данном случае этой похвалой и сразу ее забыть. Достойных музыкальных групп очень
много, в этих условиях нужно использовать всё, что позволило бы глазу слушателя зацепиться за наше название, открыть ссылку с музыкой  и послушать.

(Фотографии, использованные в этой статье, взяты из официального сообщества группы Juna в социальной сети vk.com)

Читать далее

Казань, Татарстан

Собрано средств, руб
48,435.31

цель, руб
168,220
осталось
22 дня
в рейтинге
3
Поддержали
76
Помочь